Навигация
» Главная
» МИНИ-ЧАТ
» Новости
» Биография
» Альбомы
» Треки
» Тексты
» Клипы
» Минуса
» Концерты
» Интервью
» Хип Хоп ТВ
» Фотографии
» Последние комментарии
» Контакты
» Магазин футболок

» Организация концертов
Опрос

Отличный альбом
До конца жизни на репите
Много старых треков, я не рад (а)
Попсятина
Обожаю Васю
Низкий поклон товарищу Админу))


Теги
баста, ноггано, нагано, баста скачать, баста бесплатно, песни баста, баста скачать бесплатно, скачать ноггано, скачать нагано, бесплатно ноггано, нагано скачать бесплатно, нагано песни, тексты песен баста, баста 3, баста альбомы, клипы баста, баста и гуф, альбом guf feat. баста, карта сайта, карта сайта 2, скачать игры для андроид,

Статистика
Яндекс цитирования
Basta a.k.a. Noggano » Интервью » Баста: "Ростовский Васек" - Интервью Василия Вакуленко для RAP.RU

Баста: "Ростовский Васек" - Интервью Василия Вакуленко для RAP.RU


FCT Академия

Баста: "Ростовский Васек" - Интервью Василия Вакуленко для RAP.RUВ апреле 2013, сразу после дня рождения и большого концерта в Крокус сити холле Баста дал интервью для прортала RAP.RU в котором рассказал о трудностях, связанных с выпуском альбома "Баста 4", о концертах и творческих планах в рамках объединения Gazgolder. Рассказал о своих друзьях-реперах и своем семействе. Отдельной темой выделил свои отношения с Гуфом. Так же он поделился творческими планами в области кино и клипмейкерства.

Автор интервью Андрей Никитин


"Ростовский Васек" называет он себя в новой песне. Но если вы считаете, что Баста прост, то вы не знаете Басту.

Я разговаривал с Бастой под диктофон, наверное, раз восемь — за почти столько же лет и по разным поводам. Всегда очень собранный в начале разговора, как правило, очень скоро он начинал сыпать шутками, шутить, веселиться. Это я к тому, что впервые вижу настолько серьезного — от первой и до последней минуты — Басту. Он напоминает сапера на задании. Его положению в жанре можно позавидовать, а можно и ужаснуться, осознав количество взваленных на него задач и уровень связанных ожиданий.


СТРАННЫЙ АЛЬБОМ, ДЯДЯ ЮРА

Здание, в котором находится Gazgolder, сделано из красного кирпича, густого полумрака и узких лесенок. Поднимаясь наверх, я попадаю к Басте в студию. В приоткрытое окно доносится галдеж студентов, идущих к метро. Кроме Василия в студии два его помощника. Посреди стоит видавший виды игральный стол с рулеткой. “Мы на нем едим, — объясняет Баста. — С тех пор, как рулетку запретили, это бесполезный хлам. Но фишки есть, поиграть можно. (напевает) “День зарплаты, чудный день...” Я азартный, но в игры не играю. Ни в карты, ни во что. У меня много других вредных привычек было в жизни”.

Вот здесь, собственно, и записан “Баста 4”, самый старый трек с которого был сочинен еще шесть лет назад, в 2007-м, а самый свежий, “Чистый кайф” — прошлым летом. О том, что пора выпускать альбом, Баста задумался после проекта N1nt3ndo. “Я на rap.ru прочел, что у меня уже три года альбомов не было. “Елки-палки!”, думаю”.

Василий говорит, что составлять альбомы из песен, записанных в разное время, для него дело обычное: “У меня все альбомы на сборники похожи”. С этим сразу хочется спорить. Может быть, второй и получился разнородным. Но “Баста 1” был вполне монолитным, а самый успешный на сегодня “Баста 3” — тем более. “Баста 3” — это самая экстремально переживательная пластинка, — перебивает меня автор. — Там столько косяков, мы даже отзывали партию дисков”.

“Я всегда занижаю собственную планку, — откровенничает он. — Мне всегда изначально неудобно за свои песни. Из-за “Чистого кайфа” я очень сильно переживал. Потому что это такой звук, достаточно непривычный. С тремя частями, разными по настроению... Но на концертах люди так его поют, что это лучшая ответка”.

У Басты довольно консервативная публика, которая ждет от него не экспериментов, а продолжения того, что он делал раньше. Но ему очевидно, что пробовать что-то новое просто необходимо.

“Мы слушали зимой много музыки, чтобы придумать как делать Братьев Стерео, — рассказывает Баста. — А в итоге половина приемов из БС и N1nt3ndo перешли на “Басту 4”. Именно по звуку, по наполнению, по мощи. Просто кайф сделать так, как не делал. Я слушаю чужую музыку, а вот прислушиваться к мнению других людей мне, нервному человеку и фанатику своего дела, очень сложно. Вот эти два человека (показывает на парней в студии) — главные мои авторитеты. Хотя бывает я их бью”.

“У меня получился странный альбом — и он мне нравится, — продолжает Баста. — На нем есть песня с дядей Юрой Шевчуком. Мне давно хотелось сделать кавер на его “Это все, что останется после меня”. Мы взяли его припев, который там поет детский хор. И потом два года ходили вокруг да около и не знали, как предложить, а дядя Юра оказался мегачеловеком. Я ему позвонил, говорит: “Мне нравится, как вы сделали, слежу за рэпом, молодцы все”. Он, знаешь, дед Мороз такой. Красавчик”.

На альбоме есть и другое неожиданное сотрудничество — кавер на украинскую группу “Нервы”, похожую на помолодевшую лет на десять группу “Звери”. Баста попросил сэмпл их песни “Кофе мой друг” и сделал свой трек. Склонный солировать на собственных альбомах, Василий и на этот раз предложил посотрудничать одному только Смоки Мо. “Это большая честь для меня, работать с ним”, — замечает он немедленно.

“Бывают альбомы, где песни не то что повторяются — пересекаются по тематике. Я решил оставить 11 треков, но зато таких, что захочется слушать снова и снова, — говорит Василий. — Так-то их готово под 22. Но не хочется наваливать лишний материал”.


КОНЦЕРТНАЯ ДИСЦИПЛИНА, 228

Третий год подряд Баста отмечает день рождения концертом в “Крокус Сити Холле” — большом и престижном московском зале. Это уже традиция. В первый раз исход такого концерта казался чем-то неочевидным, хотя Василий говорит, что переживает до сих пор. И вряд ли лукавит. Он старается вникнуть во все вопросы: от мельчайших деталей выступления до количества проданных билетов на данный момент.

“На втором концерте, который делался с оркестром, была вообще отдельная трагедия, — вспоминает Баста. — За час до начала слетели все мониторные установки для 65 музыкантов. То есть, подошел человек с айпадом в трясущихся руках, говорит: “Убивай меня”. И полконцерта у меня было ощущение, что люди начнут свистеть. Играем “Темную ночь”, мне вообще ничего не слышно, тут ушел звук, тут пришел. Но нас не освистали, а потом мы как-то вырулили. А сам по себе зал отличный, просто бомболейо, лучше вообще ничего нет. Сидячий, — ну и что? Я езжу в Махачкалу и постоянно выступаю в сидячем зале. И нормально. Или был случай, выступал в Миассе. Выхожу на сцену, в шортиках, концерт Ноггано, трали-вали. Смотрю, а там сидячий зал, люди нарядные, в свитерах. Но все хорошо — поют, хлопают. А я всегда “Насос” оставляю под конец — ухожу со сцены, все шумят, требуют. Вот и в этот раз ушел, подождал, возвращаюсь — а там никого нет, все ушли! Вот что такое концертная дисциплина!”

“Сидячий зал — это комфортно, — продолжает он. — Кто устал, может подремать. Удобное место, сел в метро, полчаса с центра и ты приехал”.

Василий знает, о чем говорит, потому что и сам ездит на метро. И это не вызывает у него дискомфорта. “Мне приятно, когда люди подходят, узнают, фотографируются, — рассказывает он. — В Одессе был случай — подбегает мужичок, говорит: “Выручай, я четвертый день в загуле. Жена твои песни слушает, если фотографию с тобой увидит — все простит”.

“Мне приятно из студии выйти, на людей посмотреть, — продолжает Василий. — Ничего я такого стыдного не делал, чтобы их бояться. Такой же как все человек. К сожалению”.

За все полтора часа разговора Баста даже не присядет — так и будет стоять, слегка покачиваясь, попивая чай из граненого стакана и затягиваясь сигаретой Richmond. В студии как дома — это про него: мягкие тапки, полосатые носки, серое трико, простая футболка. Не отходя, что называется, от кассы, здесь же он снял последний на данный момент клип “Интро”. На столе лежит засвеченная в клипе бейсболка с новой эмблемой “Баста 4”. Василий говорит, что бейсболку по его просьбе прислал пензенско-американский знакомец Пабло Прекрати, отправлявший ее в Москву DHL-ем, чтобы успеть к съемке. Экземпляр для клипа заказывали на Манхэттене — там же, где прежде для съемок в другом видео вышивали “Ростов”. И это было задолго до моды на головные уборы с надписями “Москва” и “Петербург”.

У Басты есть чутье на такие вот тренды. Яркий пример — их сделанный на пустом месте бренд одежды 228, названный по номеру антинаркотической статьи. Бренд оказался реально народным — в том смысле, что его начали пиратить все подряд. А в интернете правилом хорошего тона стало сообщать, что шапки 228 носят одни школьники.

“Я и сейчас ношу 228 — шапку, костюм, — не соглашается Баста. — Тут каждый вкладывает свой смысл. Кто-то удобно спекулирует на этой теме. Ведь любую идею можно перевернуть. Пояснять по этому поводу — я уже много раз пояснял. Это позиция не касающаяся употребления. Статья 228 — одна из форм абсурда в нашей стране”.

“Что касается якобы заработанного на этом, то изначально мы все это шили сами для себя, а многое просто раздавали друзьям. — закрывает тему Василий. — Так что, в смысле финансов, хорошо, когда минус близок к нулю”.


ГЕТТО, СЕМЬЯ

Для сегодняшних артистов поход за популярностью через веб-сайты и соцсети стал общим местом, но Баста был одним из первых в нашей стране, кого прославил интернет.

“Посмотри, сколько ездит с концертами людей, которым на телике никогда не суждено быть, — говорит он о роли интернета в судьбе отечественного хип-хопа. — Может, это и к лучшему — есть музыка, которую я не представляю на телике. Например, The Chemodan, Рем Дигга. Нет, конечно, хотелось бы, чтобы хорошую музыку услышало больше людей. Но лично я не хочу видеть ее на телике, я хочу искать, быть в игре. В их условном мире. Потому что я не знаю, как они живут — доверяю на слово. Могу представить, как живет Рем Дигга, потому что в Гуково я был. Еще в 90-е. Шахтерский городок — и такой, суровый. В те времена шахты закрывались, а люди крутились, как могли. И потом, просто представь — город, где живут люди достаточно тяжелого труда. Как Березовск. Я все время проезжаю Березовск, когда еду к близким в Тагил. Место адское. Или Петрозаводск, откуда The Chemodan, тоже странное место. Такая русская печаль, знаешь. “Облако-рай”.

“Гетто, короче, оно везде”, — подытоживает Баста, знающий жизнь рабочих городов не из интернета. Он сам — продукт таких кварталов, и кажется, до сих пор неплохо знает, что в головах у людей, которые там обитают. И жизнь в центре Москвы в этом смысле мало что изменила.

Баста живет в Басманном районе, “в двух кварталах от студии”, как он сам объясняет. “Удивительно, когда познакомился с женой, пять лет назад, — вспоминает он, — То оказалось, что мы в этой огромной Москве живем по соседству. Я на Гороховском, она на Аптекарском. Такая смешная канитель”.

Супруга Василия называет район адским и бандитским, а ему самому он чем-то напоминает Питер: “Если пройтись по улицам, найдешь старые постройки с историей. Которые, правда, сейчас закукожены среди рекламных щитов и какого-то говна. Тем более тут такие движения — тут Пушкин останавливался, дядя его жены жил”.

Информацию о жене Басты несложно найти в интернете. В посвященной ей группе Vkontakte можно узнать, что отец Елены поставляет элитные вина в московские рестораны, а ее мать — живущая в Париже журналистка. С 6 лет сама Лена жила в Париже (“Жена без акцента говорит на французском, — объясняет Баста. — и рассказывает мне, что у их рэперов в текстах все, как у нас — или о районах, или шутники”), а в Москву вернулась поступать в университет. Эта жизненная траектория, стройная и логичная, имела мало общего с прихотливыми метаниями Василия, но важно, что однажды эти две линии встретились в одной точке. Они обвенчались летом 2009-го, в декабре родилась старшая дочь Маша, а еще через три года — младшая Василиса.

“Она достаточно суровый критик, — говорит Баста об отношении супруги к творчеству. — Очень суровый. Она беспощадна, но если ей нравится, значит песня получилась. Старшая дочь тоже слушает. Ее любимая песня с альбома сначала была “Чистый кайф”, ей припев просто нравился, а сейчас — ”Пора бы выпустить пар”, единственная веселая песня на альбоме”.

“И ты понимаешь, она же еще соприкасается с бытом музыканта. Я на студии нахожусь большую часть времени. Вот видишь — тапочки, диванчик. Все это сумасшедший дом, а моей жене просто громадный респект за понимание. Особенно 2009, 2010 год, когда она вообще меня не видела из-за постоянных разъездов. Ей было тяжело, когда она с этим соприкоснулась — она просто совершенно другой человек. Мне стыдно было, когда я на первых порах сходил с ума где-нибудь за границей — срывался на официантов за их медлительность, не умел взять паузу, успокоиться. Сейчас, благодаря ей, научился себя вести. Она очень хорошо разбирается в художниках, в кино, она многому меня научила. Взялась за меня, как говорится. Мне с ней интересно”.


КИНО, КЛИПЫ

У Баста интересные отношения с кино. С одной стороны, его песня “Любовь без памяти” отменно вписалась в последний “Антикиллер”. А кавер на “Райские яблоки” стал главной песней саундтрека к фильму-событию “Высоцкий: спасибо что живой”.

С другой стороны, у Басты и объединения Gazgolder есть амбиции всерьез заняться кинопродукцией. Но их предыдущие попытки заявить о себе, фильмы “Чайный пьяница” и “Рвы”, так никто и не увидел. Это их не остановило — Gaz замахнулся на что-то еще более масштабное и уже не один год работает над новым кинопроектом. Есть чувство, что на кону здесь очень много. Ведь кинобизнес гораздо, гораздо серьезнее музыкального.

“Когда смотришь 99% отечественных фильмов, возникает чувство, что их делали случайные люди, — сетует Баста. — Они даже не любители, они просто так работают. Нет фанатов. Смотрел “Дирижер” Лунгина — гениальный сценарий, сюжет интересный, какие актеры. Но какой же педераст оператор, что же ты так снимаешь?”

“Ставить сцену погони в нашем фильме приезжал французский паркурщик, работавший в фильме “13-й квартал”, “Идентификация Борна” и так далее. Приехали люди и показали, что такое уровень работы, темп, профессионализм. А русская съемочная группа — это много людей на площадке, световики, дольщики, помощники дольщиков, помощники помощников. Все они медленно ходят по площадке, они так работают. Потому что смена идет, ну и ладно”.

На просьбу определить жанр фильма, Баста говорит: “Сказка для взрослых”. И добавляет: “Такого еще никто не делал. Могу поспорить. Те части, что отсняты и смонтированы, но еще не озвучены, смотрятся очень достойно”.

Вероятно, так оно и есть, только прокатные перспективы такого фильма все же выглядят туманно. Кино — четкий бизнес, где приходится точно отдавать отчет, что же ты снял: экшн, семейную комедию, арт-хаусную драму. Gaz-фильм мимо этих стандартов — он разом похож на мюзикл, гайричиевскую остросюжетку с пересекающимися сценарными линиями, костюмированную театральную постановку и длинный видеоклип. Обилие русских рэп-персонажей в титрах заставляет вспомнить хит 90-х “Асса”, который тоже был мимо стандартов, а оказался важнейшим фильмом поколения.

“У фильма нет спонсоров-инвесторов, — продолжает Баста. — Все, что зарабатывается, назло родным используется, чтобы это делать. И я хочу этот момент отметить, очень круто, что столько людей из наших знакомых, наших друзей помогали. Много реальных людей снималось, не актеров. Если человек так живет, ему и играть не надо”.

“Наш подход очень суровый, — отвечает Баста на высказаные мной опасения, что все может превратиться в капустник. — Как и в музыке, где результат может звучать простовато. Но нагрузка нами дается очень серьезная. Это уже не детский сад, не снятые за три копейки клипы на фотоаппарат — хотя я до сих пор люблю такие клипы”.

Я спрашиваю про дорогие клипы, которых у него особо и нет, и Баста начинает кипятиться: “А я тебе покажу их несколько. Четыре. Полное говно. На “Кастинг” мы сняли клип на 50 000 долларов. Или “Чистый кайф” — сгорели три дня работы. У нас случилась трагедия, мы сняли клип на “Чистый кайф”, но у нас сгорел винчестер у дорогой камеры RED — такое произошло вообще у двоих людей в мире”.

“Есть вещи, которые мне совесть не позволяет выкладывать, — продолжает Василий. — Клип “Кастинг”, чтобы представлять, выглядел как реклама “Мегафона”. Снято просто супер — рапид, десять миллиардов тысяч кадров, милиция бьет мальчика. Но когда ты на это смотришь, хочется сделать песню-фейк. Пошутить над этим. Поэтому мы снимаем клипы на фотоаппарат. Мне нравится подход Влади к клипам. Полностью, максимально добивается того, что хочет. Это была черта Влада с давних лет. Мне труднее, у меня же еще харя такая — трудно, чтобы я в кадре получился не люмпеном”.


GAZGOLDER, GUF

Баста — самое заметное лицо в объединении Gazgolder, которое несколько лет назад сплотило целый ряд топовых артистов жанра. Тогда казалось, что перед нами сила, которая будет доминировать в русском рэпе. У Басты вышел совместный альбом с Гуфом, их совместные концерты в “Зеленом театре” превратились в традиционное московское летнее развлечение, а артистами лейбла один за другим становились Смоки Мо, АК-47, Триагрутрика и Словетский.

“Артистов не было на лейбле, — Баста начинает вносить терминологическую ясность. — Были люди, с которыми у нас заключен договор о букинге (организации концертов — прим. Rap.ru). Я читал много безумнейших комментариев о том, что “они пришли на Газ и там их испортили”. На самом деле, здесь никто никому ничего не делает. Ни на кого не давят. Не говорят, как надо. Это во-первых, невозможно, а во-вторых безумно. На моем примере — у меня было полная свобода деятельности. Баста, Ноггано, че хочешь делай. Куда люди сами начинают двигаться, это другой вопрос. Его можно задать каждому из людей, с которыми мы сотрудничаем".

Я вспоминаю слова из интервью Slim’а — тот говорил, и звучало это убедительно, что второй альбом “Мегаполис” у АК-47 записан под влиянием Басты. С другой стороны, Slim делал вывод, что это Баста их испортил, хотя скорее то Витя и Максим сами растеряли свой изначальный задор вот таких вот нахальных старшеклассников. Просто выросли.

Баста спокойно отвечает, что удивлен таким словам Слима и для начала предлагает анализ его творчества: “В основном все песни, которые становятся у него популярными, они о любви. Постоянно какие-то девочки снимаются. То есть он вроде взрослый дядька, делающий серьезные песни, но понимает, когда нужно и вот такое сделать”.

“А вообще каждый видит то, что хочет, — продолжает Василий. — Проецирует на себя. АК-47 выросли? Конечно, они взрослые люди. Максим жил в Березе, а Витя в Москве? Да, каждый сам определялся. То что я делал биты, а Витя приходил и говорил: “Дай мне этот бит, дай тот” — да. Сводил какие-то их треки — да. Не знаю, мне просто грустно, что люди этого не понимают. Это же настолько очевидно. Как это объяснять? “Я клянусь вам, ребята, я их не бью током, здесь нет бандитов, которые их мучают”. Все скажут (передразнивает) “Ну-ну, конечно”. То что альбомы другие — согласен. Что я до сих пор с удовольствием слушаю первые песни АК-47 — так и есть. То что делает Триагрутрика — они вообще живут в Челябе. Как я на них могу повлиять? Мы им альбом мастерим только потому, что у нас железо есть пригодное для этого. Из любого человека при желании можно сделать монстра... Со Словетским вообще не видимся (через 12 минут после этой фразы в студию поднимется поздороваться Словетский). Один раз встретились на гастролях в гостинице. Он, конечно, удивительный человек. Настоящий пацик, без всяких трали-вали: спокойный, честный, ответственный. Я верю его песням еще больше после знакомства”.

“Я уже боюсь говорить об расширении числа артистов, — признается Василий. — Я предлагал сразу: называем себя букинг-агентством. Снимаем вам два клипа в год, занимаемся пиаром, потому что у нас есть пиарщица, помогаем, чем можем. За счет того, что общая сеть, общее объединение, каждый будет делать свое, а люди сами разберутся, нравится или не нравится. Мне почему эта идея понравилась — сам поездив по концертам, я прекрасно понимаю, с чем человек может столкнуться. Но у нас нет инструментов, превращающих артиста в звезду. Их ни у кого нет".

На вопрос, разговаривал ли о работе с ним L’One, чей рост популярности на лейбле Black Star нельзя не замечать, Баста сразу отвечает: “ Очень хорошо отношусь, но непонятно, что нужно было делать. Материал, то что он приносил, крутой”. И тут же уточняет: “Вот тот старый, а не то что сейчас происходит".

"Я сказал, что рад помочь, но не знаю чем, — продолжает Василий. — Букинг — зачем он тебе нужен, ты и сам можешь. Хотя, если хочешь, давай. Многие люди приходили, общались, это естественно. Узнать, как и что. Дело в чем — есть ответственность. Человек приходит и надеется, что в его карьере сейчас начнут происходить большие перемены. Ты не можешь просто подписать на букинг и забыть. Люди ждут, судят, возможно, по каким-то успехам, что есть у меня, проводят параллели".

“Вообще лейблы не нужны, — в какой-то момент говорит Баста. — Артист сам все может сделать. Нам лейбл нужен, поскольку мы выпускаем диски и необходим юридический момент. Лейблов в том же понимании, что в США и Англии, здесь нет. Я не понимаю, почему столько внимания к моему скромному участию во всем этом, потому что на Газгольдере все примерно то же самое, что и у других. Взять Respect Production — пришел Кравц, ушел Кравц. Пришел Корж, сняли клипы ему, с музыкой не свойственной, в принципе, Respect Production. В этом ничего страшного нет, когда она звучит хорошо, все вопросы снимаются. Тем более Корж замечательно все делает. А завтра, может быть, уйдет, скажет: “Влади, слишком мало денег, я теперь буду один”, и все напишут в комментариях: “Да, задушили парня! Молодец, Корж, давай, бейся с системой”. Все как у всех. А ЦАО? ЦАО — это просто же идея, в принципе. Как и Gazgolder. Это идея, не место, ничего”.

“Русский андерграунд боится признаться, что он очень хочет зарабатывать — в этом ничего плохого нет, — озвучивает он мысль, которую я в последнее время слышу от более-менее успешных рэп-артистов. — Ты же честно зарабатываешь деньги. Конечно, если ты гангстер, иди тогда, естественно, стреляй. Снаружи в основном идет игра о низком достатке, тяжелых временах. Согласен, это более романтично. Но тогда, наверное, и билеты должны быть бесплатными. Если альтруизм, то до талого. Не, ну правда. Я много работаю, на концертах не ленюсь, выкладываюсь. Особых талантов не имею, имею желание что-то делать”.

“Скандалы никогда не закончатся, — начинает Баста разговор на волнующую тему завершения сотрудничества с Гуфом. — Как Миша Ингушет говорил, голодные нигеры будут всегда ненавидеть сытых. Люди любят скандалы. Особенно касаемо Леши. Превратили это во что-то такое адское. А там просто вопрос ответственности человека, который эту ответственность на себя взял. Вот бумаги. Вот деньги. Не знаю, как они с “Монолитом” заключали этот известный в особо узких кругах договор. То есть, у нас не было с ним принципиальных договоров, потому что он до конца был заключен с “Монолитом”. В декабре контракт закончился. Поэтому мы были спокойны, держали паузу и держим ее до сих пор”.

“Мне нечего объяснять, нечего сказать по этому вопросу, — довольно спокойно для такой горячей темы говорит Баста. — Никто ничего конкретно не говорит, в твиттере никто конкретно не пишет, какие-то игры. Нет, ну один раз было. Но тогда я уже в сердцах позвонил Леше и попросил или держать себя в руках, или говорить конкретно, называть имена, факты. Предложил встретиться в любое удобное время, при видеокамерах, при ком угодно, просто так сесть поговорить один на один. Потому что мне есть что сказать в защиту того, что я люблю. Мне всегда есть что сказать, а тут особенно”.

“Да. Я тогда подзавелся, в твиттер написал, — вспоминает Василий памятное выяснение отношений в интернете. — Просто хочется, чтобы люди, которые занимаются рэпом, были рэперами до конца — и в жизни тоже. А так, возникают странные моменты. Я естественно понимаю, что имеют в виду, когда что-то пишут как бы недоговаривая. Но поскольку я воспитан в южных традициях, мне нужна конкретика. Тогда я могу переспросить. А так получается что — или люди боятся сказать правду, или их правда это ложь. Ну так ведь? Или это игра двойных смыслов, намеков? Я бы не смог так. Если вопрос такой животрепещущий, я бы прямо сказал: “Ты — то, то и это”. А так это похоже на удобную спекуляцию, на игру на горяченьком”.

“Дружеская волна была всегда, — говорит он. — В пределах той дружбы, которая может быть между двумя музыкантами, которые редко видятся и испытывают симпатию друг у другу. Мы с Лешей переписывались и я говорил, что мне жаль, если что-то возможно вызвало у тебя разочарование. Я его просто понимаю прекрасно. Ну, если переступить через мою злость за какие-то моменты, непонятные мне в контексте отношений между людьми. А так — прекрасно его понимаю. Как зависимый человек зависимого человека”.

“Мне это правда очень неприятно. Потому что альбом Баста/Guf для меня был чем-то особенным. Я столько работал над ним, столько сил вложил. Как вдруг раз, все слетает. Я бы так (подбирает слова) Не мне судить, наверное”.

Мы заканчиваем разговор, я предлагаю поиграть в журнал Esquire и сформулировать правило жизни Василия Вакуленко, хотя бы одно.

“Я знаю, как делать плохо, — говорит он, чуть-чуть подумав. — И стараюсь через силу меняться”.

Источник RAP.RU
 (голосов: 0)
Просмотров: 4637 | Дата: 29 апреля 2013
Добавление комментария



Аккаунт
Логин
Пароль
 
Популярные новости
» Совместный альбом Гуфа и Басты
» Баста о фильме «Нереальный кастинг»
» Ноггано - Школа
» Ноггано - Тёплый
Случайные новости
  • Ноггано - Пати у Ноггано
  • Ноггано feat. Каста - Viva la revolucion
  • Ноггано - Демократия
  • Баста - Россия
  • Баста (Live in Crocus) - Солнца не видно

  • Онлайн:
    Всего на сайте: 5
    Гостей: 1
    Пользователи: - отсутствуют
    Роботы: robot Bot, crawl Bot, Yandex Bot, Google Bot

    20-ка посетителей: olgaZed, BrainCanter, dyrxzdgkyhr, lazilFrazy, keyteHet, dxcxvjjmuzx, rasanjep, zxwxcdrixf, Danieldalse, jzgwwbhdutn, lanapVok, Claytonplaks, johnFure, lelisincug, usomup, caserket, Williamevemn, teukiGof, лазерная эпиляция, LeannaCulbert


    Правильная рэпчина по любому будет качать © Баста ака Ноггано